Статьи по фотографии

Техника и приемы работы. Кристофер Беркетт

Я самоучка, если, конечно, хоть кто-нибудь может себя так называть. Я действительно очень многому научился, читая фотографическую и научную литературу, тестируя бóльшую часть новой информации, стараясь быть наблюдательным и делая свои собственные умозаключения. Несколько пройденных в начале 1980-х годов фотографических мастер-классов дали мне ценный критический взгляд на эстетическую сторону моих работ.

Двадцать лет тому назад я принял решение фотографировать на цветные слайдовые пленки и делать с них отпечатки на материалах Cibachrome (с тех пор переименованных в Ilfochrome Classic Deluxe). Слайды обладают чрезвычайно высокой резкостью и прекрасной цветопередачей. Материалы Cibachrome предназначены для прямой печати со слайдовых пленок и имеют наивысшую резкость и тональный диапазон среди всех фотобумаг, а также очень высокую степень достоверности цвета и долговечности отпечатков.

Я усвоил, что основной трудностью при создании цветных художественных отпечатков является достижение такой же технической утонченности, какая видна в лучших черно-белых фотографиях. Цвет также склонен ограничивать выбор композиций, красок сюжета и условий естественного освещения.

Главная проблема качественной цветной печати заключается в отсутствии эффективного управления контрастом. В черно-белой фотографии мы можем варьировать проявление негативной пленки или контраст фотобумаги, добиваясь наиболее выразительного изображения. Цветные пленки практически лишены возможности управления контрастом при проявлении, поскольку при таких попытках мы получаем лишь дополнительные, еще более сложные проблемы в цветопередаче. Единственным способом воздействия на контраст остается использование масок при печати.

Контрастное маскирование состоит в получении черно-белого контактного негатива с исходного слайда. Совмещая далее негатив с оригинальным слайдом, мы делаем отпечаток уже с этого "бутерброда". Такой метод управления контрастом позволяет варьировать его бессчетным числом способов, в зависимости от контраста и резкости маски. Контрастные маски являются одним из секретов получения хороших цветных отпечатков, поскольку дают невероятную гибкость управления контрастом и тональной передачей изображения. Каждый элемент фотографии держится на каркасе правильного тонального воспроизведения. Это включает в себя как плотности всех цветов, так и локальный контраст яркостей внутри изображения, а также ощущение света и различимости мельчайших деталей. Маски позволяют добиться хорошего разделения тонов, что жизненно необходимо для глубины и полноты отпечатанного изображения.

К сожалению, написанной и опубликованной информации о контрастном маскировании очень мало, поэтому до многих вещей приходится доходить своим умом. После семнадцати лет работы с масками я могу сказать, что есть воистину бессчетное число разных способов применения различных масок для получения наилучшего возможного отпечатка. Я продолжаю открывать и использовать все новые методы и усовершенствования, дающие мне все более и более нюансированные отпечатки.

Я начал фотографировать в 1974 году – сначала камерой Crown Graphic, затем был Rolleiflex, и наконец, я приобрел камеру Hasselblad. Я до сих пор пользуюсь своей системой Hasselblad, значительно разросшейся с тех пор, хотя в данной книге нет фотографий, сделанных ею. В 1979 году я приобрел камеру 4´5 дюймов, которой снимал с переменным успехом примерно пять лет. Я никогда не чувствовал себя комфортно с этой камерой и стабильно получал гораздо лучшие результаты с Hasselblad'ом. В 1987 году я купил подержанную камеру формата 8´10 дюймов Calumet C-1. С самого начала она оказалась для меня идеальной камерой с идеальным размером кадра. Первая фотография, сделанная мною с этой камерой, есть в этой книге: Деревья ольхи и солнечный свет весной, Орегон, 1987 (илл. 17).

В том же году, вооруженный двумя объективами и двенадцатью кассетами для пленки, я оставил свою работу оператора сканеров и поехал через всю страну к новому месту работы в типографии на восточном побережье США. Я отвел месяц на пересечение страны, и мне повезло сделать по дороге фотографии Тополь и свет (илл. 40), а также Серебряный клен и скала (илл. 11). Когда я проработал на новом месте в Коннектикуте три месяца, Рут, работавшая в скорой помощи в Орегоне, взяла неоплачиваемый отпуск, и мы отправились по стране делать фотографии. Перед началом поездки я купил еще один объектив, десять дополнительных кассет и двести листов пленки 8´10 дюймов.

Мы путешествовали пять месяцев, сначала направившись на север до канадской провинции Ньюфаундленд и Лабрадор, затем поехали к югу через Аппалачи и до Флориды, откуда двинулись на юг и юго-запад и через Юту вернулись в Орегон. Мы ночевали преимущественно в примитивной палатке, готовя пищу на походной плитке. Когда у меня заканчивались неэкспонированные кассеты (примерно раз в 10 дней), мы находили для ночевки дешевый мотель, где я перезаряжал пленку. У нас было много происшествий, но, в конце концов, мы вернулись домой, без денег, но с несколькими стоящими фотографиями.

Я еще на год вернулся к своей работе оператора сканеров и продолжал бесконечную перестройку нашего дома. В 1989 году я закончил оборудование своей первой цветной фотолаборатории в нашем подвале. С вертикальным увеличителем 8´10 дюймов и 26-дюймовым процессором Kreonite для отпечатков Cibachrome я смог приступить к совершенствованию своих техник маскирования и печати.

До этого времени мои работы были представлены лишь в одной галерее. Я ждал, пока у меня накопится достаточная коллекция фотографий, полагая, что если у работ будут подлинные достоинства, они смогут говорить сами за себя. Когда в 1990 году я наконец начал общаться с галереями, то получил очень вдохновляющий отклик и почти сразу же начал продавать довольно много отпечатков.

Хотя я никогда не рассчитывал на то, что смогу продавать достаточно работ для содержания Рут и себя, но когда это начало происходить, это стало приятной прибавкой. Теперь я мог тратить все свое время на работу над фотографиями, как в лаборатории, так и снимая на природе. Я начал показывать действительный прогресс, делая отпечатки, полные света, в которых проявлялись те тончайшие качества, к достижению которых я стремился пятнадцать лет. Каждый месяц и каждый год приносят с собой новые усовершенствования в технике и все лучшие отпечатки. Мой рабочий процесс остается живым и волнующим.

Работы начали продаваться с такой скоростью, что вскоре стало очевидно – мне нужны бóльшая лаборатория и рабочее пространство. Поэтому в следующие два года мы полностью отремонтировали старое здание бывшей церкви, в которое смогли перебраться в 1993 году. Теперь я мог делать отпечатки 30´40 дюймов; при этом размере бóльшая часть изображений выглядела лучше всего. У меня появились три лабораторных помещения общей площадью 1000 кв. футов, а также 2000 кв. футов рабочего, офисного и складского пространства. В лаборатории я установил горизонтальный увеличитель Devere 1010ET с цветной головой мощностью 5000 Вт и 42-дюймовый процессор Kreonite для отпечатков Cibachrome. Мы также работаем над планами по дальнейшему расширению рабочих помещений.

На печать каждого изображения у меня сейчас уходит столько же времени, как и раньше. Хотя с опытом многие аспекты работы ускорились и стали проще, но одновременно я стал разборчивее и требовательнее к деталям. Я всегда продолжаю работу над отпечатком до тех пор, пока не перестаю видеть дальнейшие возможности для его улучшения; хотя совершенство – вещь ускользающая и недостижимая. Каждая фотография оставляет во мне ощущение, что я мог бы сделать ее еще лучше.

Все фотографии данной книги были сняты на слайдовую пленку формата 8´10 дюймов. Фотографируя, я замеряю сцену 1-градусным спотметром и проявляю все слайды нормально, лишь изредка пользуясь пуш-обработкой на одну ступень для дополнительной чувствительности пленки. Я не делаю экспозиционные вилки при съемке, а также никогда не кадрирую изображение и не пользуюсь никакими фильтрами. Почти в каждом случае я фотографирую сюжет лишь с одной избранной точки. Большинство ранних фотографий снимались одним слайдом; сейчас я обычно делаю две идентичных экспозиции для страховки от физических дефектов пленки или случайностей при ее обработке. Я пользуюсь двенадцатью объективами с фокусными расстояниями от 120 до 1200 мм.

Я сам печатаю все свои работы, проводя в лаборатории десять и более месяцев каждого года. Фотопечать – это чрезвычайно синергетический процесс со многими взаимовлияющими и жизненно важными для изображения аспектами, требующими тщательного управления для достижения оптимальных результатов. При каждой печати мне приходится принимать множество важных и нюансированных решений, вот почему никто, кроме меня, никогда не будет делать мои отпечатки, предназначенные для продажи.

Получение изображений, полных света и высочайшей ясности, обладающих глубиной и чувством, а не только техническим и эстетическим совершенством, требует больших усилий. Я глубоко убежден в том, что традиционно сделанным фотографическим отпечаткам присущи особые внутренние достоинства. Ни одна из моих фотографий не была создана или изменена с помощью компьютерных цифровых методов. Не говоря уже о существенных эстетических проблемах, изображения, попавшие в цифровой мир, теряют право на аутентичность и доверие зрителей, а эти качества жизненно важны для моих фотографий.

Зрители всегда знают, что во всех моих фотографиях я был там и видел отображенные в них вещи. Именно я экспонировал этот лист пленки, а затем, поместив его в увеличитель, лично сделал отпечаток, который они видят перед собой. Я трачу значительные усилия, пытаясь создать отпечатки, доносящие до зрителя не только физическую сцену, бывшую перед камерой, но и отзвук миров невидимых и неведомых, которые существуют и являются подлинной реальностью.

Нередко разница между хорошим и превосходным отпечатком определяется лишь легчайшей перенастройкой взаимодействующих элементов изображения. К примеру, это может быть едва уловимая коррекция цвета, совмещенная с тончайшим изменением в локальной экспозиции тех или иных участков, или это может быть комбинация едва заметных поправок контраста, плотности или контурной резкости изображения. Для каждой фотографии делается, как минимум, одна контрастная маска, специально настроенная для получения нужного эффекта. Нередко делаются также цветокорректирующие маски и иные специальные маски для настройки отдельных диапазонов цвета или плотности.

Все это служит созданию отпечатка, проникающего в глубину природной реальности, а не являющегося лишь механической репродукцией сцены. Многие зрители замечают, что эти изображения нередко "выглядят реальнее, чем если бы мы были там". Хотя выдающаяся резкость отпечатков безусловно может наводить зрителей на такие мысли, но я верю, что основная причина такого восприятия во внутренних качествах изображений, проявляющихся через чувство присутствия, чувство подлинной жизни.

Я считаю отпечатки успешными, если в них слышен хотя бы слабый отзвук бесконечной и беспредельной жизни, окружающей и наполняющей нас. Я молюсь, чтобы они необъяснимым и таинственным образом служили напоминанием о глубине, полноте и чудесном вкусе этой жизни.