Глядя из окон прошлого

04/12/2015

Глядя из окон прошлого

на выставке

В Галерее Классической Фотографии, продолжая Дни венгерской культуры, открылась фотовыставка «Имре Кински: Фрагменты». У зрителей есть возможность увидеть 40 работ с уцелевших чудом негативов трагического погибшего в годы Холокоста классика венгерской фотографической школы.

Фотограф начал заниматься съемкой в довоенное время: жена подарила супругу камеру и, как сейчас принято говорить, угадала на все 100%: Имре стал снимать жизнь города из окна своего офиса, а после, прогуливаясь домой, делать вечерние снимки. Возможно, поэтому «оконная перспектива», игра с размерами, диагонали светотеней стали излюбленные приёмами большинства работ мастера.

Геометричность даже самого лирического сюжета, некая формовость незамысловатых, в общем, сцен позволяют зрителю разобрать повседневность Имре на детали, пофантазировать. Взгляд фотографа не просто фиксирует жизнь сверху, из окошка, он как бы наклонён, и потому избавляет нас от скучных горизонтально-ровных плоскостей. Таким образом хроника довоенного Будабешта становится невероятно подвижной, занимающей. Вот-вот, и ученик пекаря на своём чудном трицикле упадёт в бездну, потому что нам плоскость асфальта кажется вертикальной. Кински доказывает, что «вид сверху» действительно «лучше», по крайнее мере, однозначно интереснее визуально. В связи с этим символичен автопортрет Имре: на фотографии 1932 года с международный выставки, он, забравшись на возвышение, запечатлел собственную тень, как бы участвующую в жизни толпы снизу. Темный силуэт, расположившийся между чопорным зевакой и оживленной очередью к лавке, дарит бессмертие суетливому мгновению.

Есть и другая сторона творчества венгерского фотохудожника. Там, где игры с композицией отходят на второй план, появляется удивительная игра со светом. С помощью черно-белого языка Кински удаётся передать нежную игру полутонов или пёструю броскость контрастов, в зависимости от избранной темы. Мы чувствуем мягкость золота первых утренних лучей, заливающих проспекты тихого, будто замершего Будапешта и его парков. Радуемся безмятежной предвоенной действительности с нарядными витринами, на которые заглядываются дети. С зазывающими прямоугольниками реклам и вывесок, насыщенность которых всё-равно пробивается к нам через монохромную завесу.

на выставке

Запечатленная автором жизнь миролюбива и проходит по заведённому порядку: есть и повседневный труд, и отдых зевак, и застывшая философичность городских пространств, залитых то солнцем, то туманом. И всё это резко оборвалось с началом Второй Мировой войны.

Имре Кински погиб во время «марша смерти» при переходе в Заксенхаузен в 1945 году. Его работы бережно хранила оставшаяся в живых часть семьи — дочь Юдит и жена, которая до конца жизни ждала возвращения любимого. Много удивительного таят детали истории этой семьи, с которыми можно познакомиться, посетив выставку на Саввинской набережной. Но ценна она также мощным посылом, который неизбежно читается в работах фотографа: постараться взглянуть на жизнь, её невзгоды, печали и недоразумения как бы сверху, из окна. И увидеть за монохромом светлое, доброе и вечное.

Анастасия Петракова