Марк Коберт:"Paris Photo - срез фотографического рынка"

28/11/2015

Марк Коберт:"Paris Photo - срез фотографического рынка"

dsc00582_1_0.jpg

Марк Коберт, директор Галереи классической фотографии, — один из немногих в России, кто внимательно следит за западными трендами в современной фотографии и регулярно посещает крупнейшие фотоярмарки мира. Мы встретились с Марком на Paris Photo, и он любезно согласился высказать нам свое мнение о выставке.


— Сколько раз вы посещали Paris Photo?

— На Paris Photo я езжу регулярно, нынешний визит — уже седьмой по счету. Эта крупнейшая ярмарка — своего рода срез мирового фотографического рынка. Аналогичное по масштабу действо имеется и за океаном, я имею в виду ярмарку Международной ассоциации арт-дилеров фотографии (AIPAD). Учитывая самые противоречивые оценки мероприятия, можно с полной уверенностью утверждать, что это самое значительное событие в коммерческом аспекте фотографии. Здесь важно правильно воспринимать именно контекст: фотографические фестивали и конкурсы — суть совершенно разные по смыслу события, и сравнивать Paris Photo, к примеру, с фестивалем Photovisa в Арле несколько некорректно. Здесь мы приходим к извечному спору о том, что первично — изображение или отпечаток. Фотографические фестивали оперируют первым, а ярмарки фотографии — вторым.

 

 

Фото: Марк Коберт

— Какие еще международные фотоярмарки вы стараетесь не пропускать?

— Амстердамский Unseen: это молодые авторы, свежая кровь, она показывает, куда будет направлен вектор медиа в будущем. И хотя я занимаюсь несколько иным временным промежутком, держать руку на пульсе одновременно и необходимо, и интересно.

Вообще количество ярмарок искусства и фотографии растет как на дрожжах, и успеть побывать на всех невозможно физически.

Ярмарка всегда являет собой некую карту рынка в данный момент времени, своего рода взгляд с высоты птичьего полета, давая возможность уловить тенденции спроса и предложения, вычленить какие-то перспективные направления. Да и просто интересно увидеть неизвестные ранее имена (как, например, Имре Кински) даже в таком, казалось бы, консервативном секторе, как classic и modern photography, где временной период заканчивается на 70-х годах XX века.

Фото: Марк Коберт

— Чем запомнилась выставка в этом году?

— Запоминающиеся моменты ярмарки — вещь строго субъективная. Мне показалось интересным разнообразие подачи фотографического изображения — на металле, на бумажной бахроме, дающей эффект движения, и так далее. Вообще, всегда интересно смотреть именно на подачу галереями авторов или концепций, на архитектурные решения стендов — напитываешься идеями, которые потом воплощаешь в собственных проектах.

 

— Насколько сильно меняется экспозиция из года в год?

— Называть Paris Photo экспозицией в общем смысле неверно: никакого объединяющего элемента или темы, насколько мне известно, у ярмарки нет. Некоторые галереи делают концептуальные экспозиции в рамках стенда, другие же просто бессистемно вывешивают наиболее интересные фотографии. Как правило, каждая из них работает в определенном либо временном, либо стилевом отрезке; таким образом, представленные собрания уже чем-то объединены. Например, Hans P. Kraus Jr. — это XIX век, а Howard Greenberg — XX. Галереи, представляющие современных авторов, как правило, подают более четко сформулированное художественное высказывание, а работающие с винтажем зачастую объединяют фотографии по формальному признаку — географическому, временному или даже гендерному. Что касается изменений экспозиции, то большинство галерей ежегодно выставляет какие-то новые подборки фотографий, особенно если в предыдущем году были успешные продажи.

 

— Какое место занимают на Paris Photo советские авторы?

— Они представлены, как правило, весьма фрагментарно: Родченко, Бальтерманц, Игнатович — серьезные, проверенные имена того периода. В этом году более-менее законченная экспозиция была продемонстрирована галереей Richard Saltoun: фотографии и коллажи выпускников ВХУТЕМАСа плюс, опять-таки, Александр Родченко.

 

— Есть ли в России современные фотографы, которые достойны участия в Paris Photo?

— Современные российские авторы, достойные попасть на ярмарку, безусловно, есть, но это вопрос не к ним, а к галереям.

Фото: Марк Коберт

— Что нужно сделать галерее, чтобы попасть в число участников Paris Photo?

— Это весьма непросто. Помимо неподъемной для многих российских галеристов цены за стенд, существует сложная организационная структура с комиссией, интригами и всеми сопутствующими большим деньгам сложностями. Не стоит забывать и об особенностях таможенного оформления, запрещающих, по сути, прямые продажи «со стены». В целом у нас в стране нет галерей такого масштаба, которые могли бы представлять себя на ярмарке на регулярной основе; редкие вылазки «Глаза» не в счет. Поэтому некоторые принимают участие в так называемой параллельной программе, а проще говоря, выставляются на других площадках наподобие Salon Photo Vintage и прочих.

— Когда планируется следующий «Московский фотосалон» и что интересного на нем будет представлено?

— «Московский фотографический салон» будет проходить совсем скоро, с 11 по 14 февраля 2016 года. Это уже пятая по счету ярмарка. Мы достаточно динамичны в вопросах организации, поэтому в этом году решили несколько изменить формат и пригласить только галереи, фонды и частных коллекционеров. Структура мероприятия останется прежней — наряду со стендами галерей мы представим два специальных проекта музейного уровня, а также значительно усилим лекционную программу. Кроме того, запланировано несколько презентаций новых фотоизданий и традиционный аукцион фотографии. В общем, планируется насыщенная неделя. Кроме того, учитывая кризис, было принято решение почти вдвое снизить цену входного билета: она составит всего 200 рублей.